Therapia

Побочные реакции при медицинском применении препаратов группы нитрофуранов

А.П. Викторов, Е.В. Матвеева, В.П. Яйченя, А.Г. Войтенко
Государственный фармакологический центр МЗ Украины

   Нитрофураны — широко известные противомикробные лекарственные средства (ЛС). Некоторые из них также оказывают антипротозойное и противогрибковое действие [3]. По клинической эффективности они уступают большинству современных антимикробных ЛС, поскольку не обеспечивают достижения длительных терапевтических концентраций в органах и тканях. Вместе с тем важным достоинством этих ЛС является медленное развитие резистентности к ним клинически значимых штаммов микроорганизмов. Поэтому указанные препараты сохраняют значение для клинической практики при лечении пациентов с неосложненными инфекциями мочевых путей и ряда других инфекций. Главными недостатками нитрофуранов являются их токсичность, особенно при длительном применении, а также необходимость контроля за переносимостью и развитием побочных реакций (ПР).

  Системные ПР при медицинском применении нитрофуранов проявляются в следующем [1,2]:

1. Со стороны пищеварительного тракта — диспепсические расстройства, холестаз (реологические изменения свойств желчи), холестатическая желтуха и повреждение гепатоцитов (чаще возникают при использовании нитрофурантоина), хронический активный гепатит (редко).

2. Со стороны сердечно-сосудистой системы — артериальная гипертензия (чаще при применении фуразолидона). Больным, принимающим нитрофураны, рекомендуют исключить из диеты продукты, содержащие аминокислоту тирозин (сыр, сливки, бананы), из которых в организме синтезируется норадреналин.

3. Со стороны ЦНС (чаще вызывает нитрофурантоин) — головная боль, головокружение, парестезии, мышечная атрофия, паралич, нарушение слуха, необратимое поражение зрительного нерва; антабусная реакция — снижение толерантности к алкоголю (сохраняется в течение 5–7 дней после отмены препаратов).

4. Фармакогенетические эффекты — у лиц, предрасположенных к дефициту глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы (дети в возрасте до 1 года), могут развиваться метгемоглобинемия и гемолиз эритроцитов в связи с окислительными свойствами нитрофуранов.

5. Аллергические реакции, сопровождающиеся ознобом, лихорадкой, нейтропенией, гемолитической анемией; аллергический альвеолит.

6. При длительном применении — пневмосклероз.

В развитии ПР нитрофуранов, как и представителей всех других фармакологических групп, определенную роль могут играть последствия их взаимодействия с другими ЛС. В табл. 1–4 приведены данные о взаимодействии основных препаратов нитрофуранов, назначаемых перорально (Деримедведь Л.В. и соавт, 2001).

Представленные выше данные свидетельствуют о том, что в мире давно уже утвердились представления о необходимости постоянного контроля за безопасностью при медицинском применении нитрофуранов независимо от путей их введения.

В нашей стране, по данным отдела фармнадзора Государственного фармакологического центра МЗ Украины, в 2006 г. зарегистрировано всего 23 случая спонтанных сообщений о ПР, связанных с назначением нитрофуранов. Наибольшее количество выявленных случаев ПР было зарегистрировано при применении фуразолидона (29,5%), нифуроксазида (36,1%) и нитрофурала (известного в нашей стране как Фурацилин) (23,0%), а наименьшее — при назначении фуразидина (11,5%). Доминирование ПР тех или иных препаратов не является показателем, связанным с их качеством, а, как правило, отражает частоту назначений в клинической практике. Среди системных поражений превалировали аллергические реакции — 78,7%, ПР со стороны пищеварительного тракта — 14,8%, со стороны центральной и периферической нервной системы регистрировались в единичных случаях. Всего было зарегистрировано только 8 (13,1%) случаев серьезных ожидаемых ПР при применении фуразолидона и нитрофурала.

Данные спонтанных сообщений, поступающие в отдел фармнадзора, свидетельствуют о том, что не следует ослаблять контроль за ПР этих ЛС.

В последние несколько лет ряд отечественных и зарубежных производителей препаратов нитрофуранов — АТ «Галычфарм», Монфарм, Луганский ХФЗ (Украина) и Polfa Grodzisk Pharm Marks (Польша) — изучили профиль безопасности своей продукции. Проведенные исследования подтвердили эффективность и безопасность практически всех изучавшихся ЛС.

Так, например, изучение профиля безопасности фуразолидона (табл. по 0,05 г производства Луганского ХФЗ) в лечебно-профилактических учреждениях Луганской области с участием 297 пациентов с инфекционными заболеваниями пищеварительного тракта (108), мочеполовой системы (51), дыхательных путей (103) и с другой патологией (15) выявило у них развитие ПР в 6,13% случаев [4]. Вместе с тем эти осложнения относились к несерьезным ожидаемым ПР при медицинском применении препарата, которые не требовали его отмены или коррекции дозового режима. Изучение профиля безопасности у плановых больных затрудняло то обстоятельство, что в реальных условиях лечения часть из них получали дополнительно антибактериальные препараты, что влияло как на динамику развития терапевтического эффекта, так и на возникновение осложнений фармакотерапии. Это необходимо учитывать в повседневной деятельности врача, особенно в случае необходимости объективно оценить пользу/риск при выборе ЛС для комбинированной фармакотерапии.

Изучение профиля безопасности нифуроксазида (табл. по 0,1 г производства Гродзинского фармацевтического завода «Польфа», Польша) с участием 400 больных (дети от 6 до 14 лет) с острыми кишечными инфекциями выявило высокую эффективность и безопасность указанного ЛС. ПР (2%), которые встречались у пациентов при медицинском применении препарата, относились к ожидаемым несерьезным и не требовали отмены ЛС или коррекции дозового режима. В связи с этим никто из больных не выбыл из исследования. Отношение объема продаж препарата к доле ПР не превышало норм, регламентированных ВОЗ [5].

Хотелось бы почеркнуть, что полученные в упомянутых выше исследованиях результаты не должны ни в коей мере усыплять бдительность ни врачей, ни производителей препаратов, поскольку взаимоотношения организма и лекарства, а в данном случае еще и третьего участника этого процесса — микроорганизма, сложны и во многом до конца не изучены. Поэтому фармакологический надзор требует постоянного кропотливого внимания ко всем аспектам осложнений фармакотерапии. Есть основания полагать, что полученный первый опыт совместного участия производителей ЛС и органов здравоохранения по контролю за безопасностью ЛС, на примере изучения профиля безопасности препаратов группы нитрофуранов, явится продолжением (в соответствии с международными стандартами) освоения II уровня фармакологического надзора в Украине — мониторирования ПР ЛС.

Это даст возможность не только глубже понять причины и механизмы развития ПР, но и позволит вплотную приблизиться к проведению рациональной фармакотерапии в том истинном представлении, которое вкладывает в нее доказательная медицина.

Литература

1. Михайлов И.Б.Настольная книга врача по клинической фармакологии: Руководство для врачей. – СПб: Изд-во Фолиант, 2001. – 736 с.

2. Гудман А.Г. Клиническая фармакология по Гудману и Гилману. – М.: Практика, 2006. – 1648 с.

3. Рациональная антимикробная фармакотерапия: Руководство для практикующих врачей / В.П. Яковлев и др. Под общей редакцией В.П. Яковлева, С.В. Яковлева. – М.: Литтера, 2003. – 1008 с.

4. Лукьянчук В., Савченкова Л., Викторов А.. Профиль безопасности препарата фуразолидон (первый опыт изучения в Украине) // Вісн. фармакології та фармації. – 2004. – № 8. – С.28–34.

5. Крамарєв С., Дзюба О., Вікторов О. та ін. Про досвід вивчення препарату ніфуроксазид // Вісн. фармакології та фармації. – 2005. – № 1. – С.46–50.